Профессия «журналист»

Профессия «журналист»

angelina_jolie_reporter_1024x768

О журналистике мечтала и думала очень давно. Помню, как лет в двенадцать(точные обстоятельства дела память скрывает от меня достаточно тщательно, к сожалению), сидя на своем оранжевом диване, я вдруг ни с того ни с сего решила стать журналистом. Возможно я немного слукавила, прошу прощения, все-таки путь мой к студенческой скамье журфака был тернист и длителен. Но, к моему нереальных размеров счастью, свою звездочку я достала и сделаю все от меня зависящее и мне доступное, чтобы она засияла и была нужна людям. Пусть неярко, не навсегда-но она еще обязательно засветится.

Но прежде чем я сделала свой, не сказать чтобы легкий, выбор, мне пришлось пережить немало трудностей и разочарований. Начнем с того, что папа отказал мне в возможности учиться танцевать на сцене Большого театра балеты, апеллируя к тому факту, что с моими неправильными ногами работать никто не станет. Несомненно, он был прав-от рождения я инвалид, хожу не совсем как среднестатистический человек и вряд ли я смогу чего-либо достичь на этой ниве. Но тогда для меня, пятилетнего создания, привыкшего к постоянной и безусловной поддержке отца буквально каждого моего начинания, эти слова были настоящим ударом. Оправившись, повзрослев и выбросив еще несколько вариантов будущей карьеры, я вдруг пришла к какой-то точке на карте моего бытия, где старое уже не актуально, а новое пока не пришло. Своеобразный тупик и пустота, но не отчаяние и безнадежность, а отдых и переосмысление.

Вдохнув, через какой то промежуток времени, очередной глоток воздуха, приняла решение о поиске места в журналистике.
Помню, что сказано все это было вслух, в одиночестве. Я жирной чертой выделила свою уверенность в том, что на этот раз мне не помешает ничто: ни мнение родителей, друзей, всевозможных Марьиванных, ни вопросы здоровья и выносливости, ни какие-то там еще любые преграды — список всегда можно продолжить. Для меня главным стало не это. Важно, что теперь мир приобрел четкие очертания, привычную наполненность и смысл моего личного существования. Моя цель была далека и туманна, но она была.

И казалась мне (честно сказать, кажется до сих пор) достойной и правильной. Предпринимать решительные шаги было рано и неразумно — на повестке тех дней только 6 класс и неполная картинка действительности.

Но на месте мне стоять, как истинному кинестетику (это человек, который предпочитает познавать мир через движение, чувства и ощущения, в отличие от аудиалов, воспринимающих лучше всего на слух, и визуалов, более других восприимчивых к картинкам) всегда было ужасно сложно, честнее сказать, почти невозможно. И мое усердие с рвением было вознаграждено уже через год. В новой школе мы сами создавали журнал, называющийся «Абзац», хотя и не верстали его — проще было отдать в типографию, как и поступали. Но придумать тему, найти и самим создать материалы, прошерстить важные события, делать рецензии на книги-фильмы-выставки, интервьюировать всех и вся, готовить иллюстрации — все это и наверняка большее, вряд ли я вспомнила сейчас все, было исключительной заботой учеников. Нами, естественно, руководили, но упор все равно делался на самопознание, личные открытия и развитие собственного потенциала. Помню, как проверявшая сочинения по поездкам(мы очень много путешествовали, к выпуску я со школой объездила полмира) наш директор Анна Николаевна, убеждала знакомого написать свое видение прошедшего экскурсионного дня:

«Мне нужно видеть что это ты был в Питере и лично это запомнил, а не эта сухая история города. Если я захочу узнать что-то — спокойно найду хороший путеводитель. А здесь пиши свои мнение и мысли».

Взгляд на многие реалии человеческой жизни у меня сызмальства был свой и я не то чтобы стеснялась высказывать его. В семье и школе всегда поддерживалась моя самостоятельность и непохожесть на других людей. Результатом стали любопытство и игнорирование всяческих преград на пути к его удовлетворению, уверенность в себе и немалая доля решительности — все это стало моей опорой в этой вечно меняющейся действительности. Поэтому я с радостью пользовалась каждой появляющейся возможностью высказывать его, получать реакцию и отвечать на нее. Определенный этап на этом пути ознаменовался признанием моего окружения, что если уж Лиза Чижикова и спорит, то только четко и очень аргументированная, готовая так же признать и право на жизнь за точкой зрения оппонента. Вот такие ценные качества смог развить во мне случай, подаривший журнал «Абзац». Очень я его полюбила, здорово, что от меня до сих пор ждут материалов для других номеров.

Какое-то время я и родители надеялись на то, что я получу филологическое образование. В работе своей мечты я очень сильно хотела совместить нежно мною любимую литературу и так же сильно нравящееся мне общение с людьми. Журналистика подходит для этого идеально. Спала и видела себя, колесившей по разным морям-океанам, городам и весям, городам и странам, с селами и деревнями. В этих сновидениях собирала разные истории, изучала людские судьбы, совершенствовалась с помощью книг и общения с людьми. Верю и исповедую принцип, гласящий: абсолютно все люди важны и интересны, просто по-разному, так что работы и жизни мне всегда будет много, с чем бы хотелось однажды поздравить саму себя и любимых одногруппников.

Волею счастливой судьбы, по результатам ЕГЭ я не прошла никуда более, кроме факультета журналистики в Университете Российской Академии Образования. Зато именно здесь я нашла свое место, изучая желанную профессию в коллективе, лучше и комфортнее которого не отыскать и во всем мире, как мне все яснее видится с каждым днем. Даже спустя целый семестр учебы, мне очень непросто и самой осознать насколько счастливый, везучий и успешный я человек.

Текст: Елизавета Чижикова