Свадьба — это для двоих. Владелицы агентства камерных свадеб о тренде и своей работе

Свадьба — это для двоих. Владелицы агентства камерных свадеб о тренде и своей работе

Сегодня создана целая свадебная индустрия для того, чтобы сделать самый важный день в истории любви каждого из нас уникальным, по-хорошему незабываемым, прекрасным. Мы смотрим на красивые картинки и завидуем. Хотим так же.

Основательницы агентства камерных свадеб Mermaid Art в Москве Мария Лебедева (М.Л.) и Мария Кураева (М.К.) говорят нам, что это возможно для всех и причем без особенных затрат и долгов с кредитами.

На фото: Мария Лебедева слева, Мария Кураева справа

Творческий тандем фотографа и стилиста сегодня расскажет нам о том, можно ли совместить дружбу и общий бизнес, как делать платья из ничего и того что оказалось под руками, что такое свадебный торт и смысл жизни для них.

Начну, пожалуй, с самого часто задаваемого вопроса. Как вы познакомились?

М.Л. — Да, один из самых популярных, наряду с такими, как: «А вы с Машей что, не сестры? И даже не двоюродные?» Нет, не родные сестры и даже не двоюродные. Но где-то там во вселенной мы сестры, это точно! Как это было?.. Достаточно банально и интересно одновременно.

Я искала себе визажиста для постоянного сотрудничества. А лучше стилиста-универсала: визажиста и мастера по прическам в одном флаконе. И перепробовала к тому времени работать со многими, но что-то всегда не устраивало: то с человеком не сошлись, то результат оказывался не таким, как я предполагала и т. д. У меня должна была состояться очередная съемка, и я выложила в интернете объявление о том, что нужен стилист-визажист на творческую фотосессию. Маша написала мне, что хотела бы принять участие. При нашем первом диалоге я просто была готова провалиться сквозь землю, когда на вопрос о примерном образе, прислала Маше фотографию начеса со словами: «Вот, смотри, нужно такой будет сделать, лёгенький».

М.К. — На самом деле, когда я увидела Машины фотографии, была очень вдохновлена. Мне хотелось заниматься именно такой стилистикой: сказочной, магической. На тот момент основу моего портфолио составляли образы со съёмок в стиле fashion, так же я много работала с ню-моделями. Да, это было интересно с точки зрения наработки опыта, но хотелось чего-то для души… И тут я увидела Машино объявление и подумала, что она — очень крутой фотограф, который наверняка мне, начинающему стилисту без особого опыта, откажет. Но рискнула написать.

На фото: Мария Лебедева справа, Мария Кураева слева

М.Л. -Кстати, недавно я нашла эту самую переписку, и в ночи скидываю Маше скрины и говорю: «Время рыдать, время ностальгии» (смеются). А Маша мне на это ничего не ответила.

И в итоге?

М.К. — А в итоге оказалось, что она милая и хорошая девочка с огромным талантом.

М.Л. — Прибежала на съёмку радостная девочка с кудряшками, пухленькая такая, забавная. Во время работы я включила музыку для атмосферы. И Маша: «Ммм, а ты это слушаешь? Рок, да?» Я говорю «Да, ну у меня парень-металлист, косуха-мотоцикл, все дела». А Маша отвечает: «Ого, и у меня тоже!»

М.К. — В общем, сошлись на том, что парни-металлисты у нас…

М.Л. — Да-да! Если бы не наши парни, неизвестно, что бы было… (смеются)

Что происходило дальше?

М.Л. — Дальше все происходило постепенно. Развитие наших дружеских отношений шло параллельно с развитием отношений рабочих.

Как-то раз договорились с Машей встретиться и сошлись на том, что обе любим Starbucks. Через какое-то время мы почти поселились в одном из них на Кузнецком мосту. Придумывали творческие съёмки, проекты, делились идеями. У меня даже мысли не возникало позвать стилистом кого-то другого. Окончательно мы «спелись» после моего воркшопа.

На фото: Мария Лебедева справа, Мария Кураева слева

Что такое воркшоп?

М.Л. — Воркшоп это открытый мастер-класс, где люди могут участвовать в создании концепции прямо на месте. Меня поразило, что мне даже не нужно было ничего говорить, Маша просто приходила и делала так, как мне надо, хотя я ничего ей не говорила.

М.К. — Мне кажется, у нас обеих в тот момент очень совпало ощущение того, что мы хотим получать от нашей деятельности. Мы не думали о том, что хотим зарабатывать, с клиентами сьемки проводить. Нам было важно творчество, нам было важно воплотить то, что мы видим. И поскольку видение у нас с Машей совпадало, то и картинка получалась сразу цельная.

Как вы вообще все организовывали? Как это происходило? 

М.К. — Девочка посреди поля в платье на лестнице. И мы со второй моделью, держим всю эту конструкцию… (смеется)

М.Л. — С максимально грустными лицами. То есть там такая боль…
У нас фотка осталась как раз смешная с этого мероприятия

А вам не страшно было, не сложно?

М.К. — Я лазила по заброшкам на первом курсе института, поэтому мне уже ничего не страшно.

М.Л. – Мы ездили в Загорянку и я просто влюбилась в этот сказочный лес. Это место было тогда номер один, где все, кто был в теме, снимали всякие истории с волшебными девочками на деревьях и на лестницах, которые прямо там можно было найти. Это было какое-то магическое место.

М.К. — Причем это тоже был воркшоп, с нами ездили девочки, которые вместе с нами все придумывали, одевали моделей, фотографировали.

М.Л. — Опять же, у нас не было какой-то мысли заработать на этом. У нас был общак: все скинулись и дружненько попилили в лес. Это было очень весело.

Получается, если вы не зарабатывали, следовательно вы не покупали никакие особенные аксессуары для сьемок?

М.Л. — У нас рождалась идея. Дальше мы строили алгоритм: что для этой идеи надо, какой нужен реквизит. А потом просто придумывали, из чего нам все это сделать. В ход шли любые подручные средства: бумага, картон, фольга, занавески. Секрет номер один: в «Кастораме» продавалась органза, стоила 60 рублей за метр. Мы покупали метров по пять-шесть вот этой самой ткани разных цветов и заматывали в нее моделей…

Причем делали это с помощью элементарных английских булавок, скрепок и тд. Творчество на месте, мы как «Коко Шанель»: раз, и посреди леса наваяли платьице, да. Иногда брали платья в аренду или как наш знакомый фотограф, Ольга Баранцева, ходили по барахолкам и секонд-хендам. У меня до сих пор какие-то одёжки лежат дома у мамы в ящике, как память, нельзя продавать.

В какой-то момент вы решили, что у вас не просто творческий тандем, вы себя позиционируете как агентство камерных свадеб. Как это получилось, чья идея, откуда она пришла, как она оформилась?

М.Л. — Постепенно набираясь опыта, мы пришли к мысли о том, что мы хотим зарабатывать, ведь каждый труд должен быть оплачиваем.

На самом деле со свадьбами как получилось: я свадебной сьемкой раньше не занималась, но когда мы начали готовить мою свадьбу (тоже из подручных средств), прошерстили кучу свадебных блогов и подготовили все сами.

Мне показалось, что это очень интересно, я предложила Маше сделать съёмку пары. И понеслось: стол, сервировка… У меня свадьба была в августе 2014 года, когда в России только начал развиваться свадебный блог Weddywood. Оттуда мы почерпнули кучу идей.

В октябре 2014 года я проснулась с вопросом: а есть ли в Москве свадебная школа, и можно ли пойти поучиться на свадебного специалиста? На какого угодно, я вообще не представляла, что это и как. Попала к Саше Мехедовой из Питера, у нее свое декор — агентство «Легиартис». Сначала нас заинтересовал декор, мы даже думали, что будем декор-агентством.

Даже в голову не приходило, что мы сразу свадебным агентством будем. Но эти курсы были именно про бизнес в сфере свадеб и декора. И постепенно мы начали этим заниматься.

Мы решили поработать на портфолио, а там видно будет. Процесс осознания того, кто мы, и что мы собой представляем, был долгий. Года два нам потребовалось, чтобы понять, что мы вообще здесь делаем.

Я знаю, что ты, Маша Кураева, печешь торты, создаёшь candy-бар на свадьбы. Расскажи свои ощущения, может свою какую-то философию в этом.

М.К. — Мы когда начали развивать свадебную тематику, сразу поняли, что так как делают это в России, мы делать не хотим. С самого начала ориентировались на Европу, на Америку. Творческие люди — творческие во всем, главное это вкус и чувство стиля. Так вышло, что мне пришлось уехать с мужем в Новгород и долгое время там находиться, и я приезжала на сьемки раз в две недели. Делать было нечего, я копалась в интернете и случайно попала на канал на Youtube, где американский кондитер рассказывал очень подробно о том, как делать свадебные торты. И я подумала, а почему бы и нет, вдруг получится, классно же, я наверное тоже так могу.

Я не кондитер — профессионал, мне важнее именно картинку создать красивую. Потому что у нас в принципе все ориентировано на красивую картинку.

У меня, например, до сих пор дома стоят торты, которые на самом деле не торты, а муляжи, там внутри пенопласт.

Поняла постепенно, какие хочу делать, какие нет. Я сразу говорю всем клиентам, что не делаю торты из мастики сверху, потому что она либо невкусная, либо очень дорогая. К тому же это уже не модно и подходит только под определённую концепцию свадьбы. Я делаю легкие торты, кремовые с бисквитом.

Почему камерные свадьбы, а не обыкновенные? 

М.К. — Потому что у нас необыкновенные свадьбы и необыкновенные пары.

М.Л. — На самом деле понятие камерных свадеб конкретно у нас оно только развивается.

 «У нас» это у вас лично или в России?

М.Л. — В России. Камерная свадьба в Европе и на Западе ни для кого не в новинку. Уже давно все есть. В Европе нет определенной привязки к загсу, можно нанять священника, который распишет вас где и когда угодно, и это будет считаться и венчанием и государственной регистрацией брака одновременно. У нас такого нет, или за очень большие деньги.

Почему именно маленькие свадьбы? Поскольку все, что попадает из Европы в Россию, искажается, свадьба перестала восприниматься как семейное уютное мероприятие для двоих, решивших соединить свои судьбы на всю жизнь. А больше стало способом измерения достатка и статуса. Мы предлагаем варианты проведения свадеб без влезания в долги и кредиты. И делаем этот день незабываемым. К свадьбе перестали относиться как к таинству. Мы хотим вернуть это.

Мы говорим парам, что в первую очередь — это для вас. Это не для мамы с папой, бабушки с дедушкой, не для гостей. Это для вас, вы делаете, как вы хотите и чувствуете.

Что такое Mermaid Art для вас? С каким посланием вы идете в мир?

М.К. — Мы — о любви. Мы о паре. Мы об их чувствах. Мы не об окружении, не о каких-то жизненных ситуациях, обстоятельствах. Мы только о двоих. Мы создаем мир конкретно для них, воплощаем то, что они хотят пережить в этот день. Для меня это так.

М.Л. — Для меня это смысл жизни. Не считаю, что у человека должен быть какой-то один смысл — у меня их как минимум несколько. Mermaid art — один из них. Это приносит мне понимание, для чего я каждый день просыпаюсь и что-то делаю. Это мой стиль жизни, это то, в чем я нахожусь постоянно. Мы обе включенные, эдакие бизнес-вумен…(Смеются)

Есть дело, которое заряжает, и мы идем на работу с крыльями за спиной, как птички. У нас и сложности есть и историй дурных куча, но это не отвращает нас от любимого дела.

На фото: Мария Лебедева

То есть это еще и о любви к работе?

М.К. — То, что мы делаем сложно назвать работой, в смысле тяжелой рутины. Мы в этом всегда.

Это жизнь.

Беседовала Елизавета Чижикова.

Фото из личных архивов героинь.