«Наш Гоголь немного другой, но он будет развиваться». Егор Баранов о съемках «Гоголь. Начало» и персонажах

«Наш Гоголь немного другой, но он будет развиваться». Егор Баранов о съемках «Гоголь. Начало» и персонажах

Режиссер кинофильма «Гоголь. Начало» Егор Баранов, уроженец Екатеринбурга, 24 августа посетил «Ельцин-Центр» в Екатеринбурге, чтобы представить первую часть премьеры и пообщаться с первыми зрителями. На предпоказе сразу стало понятно, что Баранов приехал на премьеру не один, а, казалось, привез с собой самого Николая Васильевича. На половине показа кино стало идти в желтом цвете, а во время интервью сработала пожарная сигнализация, а все гости ресторана в «Ельцин-центре» были эвакуированы. Тем не менее, Егор Баранов, успел поделиться с нами интересными подробностями со съемок.

Завязка неожиданная, «Вечера на хуторе близ Диканьки» стали основой для детективного хоррора, как возникла идея?

— Идея принадлежит Александру Цекало, он предложил мне сделать проект, меня заинтересовала идея, в приключенческой форме познакомить современных зрителей с Гоголем, пусть в такой странной манере, но с нашими ощущениями.

Вам припоминают «Шерлока Холмса» Гая Ричи?

— У нас в России часто вешают ярлыки, поэтому вспоминают Ричи постоянно. Любой детектив времен 19 века в современной манере сразу сравнивают с работами Ричи, а не хочется оставлять весь 19 век только ему. И мы не ставили задачу копировать этого режиссера. Возможно, сравнивают из-за использования украинского народного инструмента – цимбалы, который звучит и в «Шерлоке Холмсе» Гая Ричи.  Но такое сопровождение есть только в первой серии, в остальных сериях будет музыка другая.

Не боитесь оскорбленных ревнителей русской классики?

— Мы ожидаем, что будут те, кто не примет нашей идеи. Но мы не боимся. Почему нельзя трогать классику, переосмысливать ее? Культурные ценности создавались, чтобы пользоваться ими, изучать. Зачем произведения искусства или литературы запечатывать, покрывать пленкой и смотреть, как это все чахнет?

Людям, которые читали Гоголя, многие шутки понятны, но наверняка есть и те, кто не знаком с творчеством Гоголя. В чем юмор для таких зрителей?

— Ирония есть не только в цитатах Гоголя, но и в сюжете. Люди, которые не знакомы с творчеством Николая Васильевича захотят познакомиться с ним. Эксперимент заключается в нашем взгляде на литератора, но зрителю ничего не мешает скачать книгу Гоголя и перечитать ее. Литература не обязана быть хрестоматийной, она создается для того, чтобы люди читали и имели свое мнение.

Почему Александр Петров?

— Кандидаты другие были, они есть всегда, потому что должен быть выбор. С Петровым мы работали на других проектах, решили и в этом проекте с ним работать. Внешней схожести за счет пластического грима мы добиваться не стали, пробовали пластический грим, который сильно мешал, потому что убивал живые эмоции на лице и харизму актера. Мне было важнее, чтобы я поверил ему, как актеру, а не как человеку, похожему на Николая Васильевича как две капли.

Петров очень экспрессивный актер, Гоголь – совсем другой Петров, все внутри, ничего снаружи. Тяжело ли было его вывести из привычного состояния?

— Мне нравится с Сашей работать на сопротивление, создавать непривычные образы. Я вижу, что ему тяжело, но он получает от этого некое мазохистское удовольствие. Когда человек сдерживается, в молчаливости видно энергию.

Как долго снимали «Гоголя, Начало», где проходили?

— Два года. Нас по стилю интересовала осень, когда выпадал снег, приходилось приостанавливать съемки, из-за этого все растягивалось. С другой стороны, можно было построить лес в павильоне, но мы решили снимать на реальной натуре. Съемки происходили под Псковской областью в поселке Пушкинские горы.

Вы, наверное, о Гоголе все знаете, какими интересными фактами вы можете поделиться?

— В каких-то моментах мы отступили от реального Николая Васильевича. Мы сделали визуально привычного Гоголя, но показали, что он не такой привычный, как кажется. В реальности Гоголь был хулиганом, очень компанейским человеком, тусовщиком. Одновременно с этим он был очень странный и многогранный человек. Он не любил улиток и спал под пятью-шестью одеялами, потому что постоянно мерз. Я знаю, что в своей семье он стал первым выжившим ребенком, до него мать рождала мертвых детей. Конечно, у нас Гоголь немного другой. Но персонаж будет развиваться и к развязке станет похож по характеру на настоящего Николая Васильевича.

Фото: Ekburg.tv